Моя история

По первому высшему образованию я — профессиональный хореограф, прошла путь балетной школы, училища и института. По второму  — практический психолог. И если большинство людей, второе образование получают потому, что ошиблись в выборе первого, то у меня была другая история… Обе профессии я обожаю и сочетаю в своей жизни и практике.

Хореографическая сторона медали…

Хореографами танец традиционно изучается с точки зрения его сценического формата. Нужно очень качественно выполнять движения, трюки и хорошо улыбаться. В принципе, больше от тебя ничего и не требуется. Но мне этого было мало. Еще не понимая чего мне не хватает, я подсознательно искала в танце большей глубины и потенциала. Это меня вдохновляло на работу именно в народной хореографии, так как там можно было реализовать много интересных характерных ролей.
Мне посчастливилось работать с талантливейшим балетмейстером того времени, который ставил сюжетные постановки под мои таланты и способности, как сольного исполнителя и харАктерной танцовщицы. Так я проникала глубже в чувства своих героев, а движения, поставленные балетмейстером, мне удавалось делать своими, так как я не просто изображала роли, а проживала их на сцене.

Первая научная проба.

В институте я стала заниматься научной деятельностью и пробовала искать эту глубину (душу) в исследовании постановок Вирского, Моисеева и других классиков народной хореографии, на которых мы учились. Но понятия «душа» в советские времена не было, или часто считалось буржуазным и не поощрялось, потому мои попытки исследовать чувственную сторону танца не были поддержаны на кафедре хореографии.
Все, что от меня требовалось для «успешной научной карьеры» — это вступить в ряды КПСС и переписывать то, что написали другие. Но я совершенно была далека от такой мысли, отказалась от научной работы и пошла своим практическим путем искать в танце что-то более важное, совершенно не понимая, что же именно я ищу. Доверяя лишь своей молодости и интуиции, я шла, исключительно за своим внутренним импульсом, уверенная в том, что когда я найду это «что-то» — я его узнаю.

Спасибо кризису и гробам!

И в этом, как ни странно, мне помог кризис 1991 года, благо их в нашей стране не приходиться долго ждать. С тех пор каждый кризис помогает мне перейти на какой-то новый уровень развития, как профессионального, так и личностного.
На дворе был далекий 1993 год. Кто помнит, шел второй год после развала Советского Союза, когда все, в одночасье рухнуло, пропали и без того дефицитные продукты, закрылись кинотеатры, клубы, разрушались дома и души людей. Люди стали просто выживать. Из институтов и заводов все переместились на рынки, и мое первое образование стало никому не нужным.
Как говорится, было не до танцев, страна на десять лет погрузилась в депрессию и пересмотр прошлых ценностей. Мои друзья и однокурсники разъехались по разным странам танцевать в ночных клубах. Я тоже попробовала, но хватило меня, лишь на три месяца и я окончательно поняла, что танцевать в столовке, когда все едят и пьют — это совсем не то, о чем я мечтала (всегда хотела преподавать танец).

Я переживала сильнейшую депрессию, потеряла смысл жизни, так как мне не хотелось торговать на базаре, танцевать в кабаках, ездить в Польшу со сковородками или вообще уезжать из страны. Надо было что-то менять, но спросить совета было не у кого — большинство чувствовали себя также.
Тогда не было еще ни тренингов, ни психотерапевтов, да и кто такие психологи, никто не понимал.
Однажды я зашла в хозяйственный магазин и увидела на прилавках невероятный ассортимент: здесь продавались пластиковые кульки, тазики и гробы! и больше ничего!!!
Честно, я больше никогда не видела, чтобы в магазине продавались гробы. Это так впечатлило меня, что от депрессии не осталось и следа. Я дала себе слово, что перестану ныть и похороню свое советское прошлое, что непременно найду себя, несмотря на то, что страна не может предложить мне работу, защиту и т. п.

Свет в длинном тоннеле поисков себя.

Мой замечательный муж лучше понимал законы развития рыночного государства, чем я. На тот момент он, уже поработавший заграницей, верил, что страна движется в правильном направлении и что такая ситуация, хоть и болезненная, но приведет к новому пониманию мира и себя. Тогда мы не знали, что еще 23 года придется ждать «лучших времен». Мы решили, что мне это время надо потратить не на депрессию, а во-первых: родить детей и во-вторых: получить второе образование, чтобы расширить свои знания для нового времени и найти ответы на свои вопросы.

Так я, покопавшись в своих интересах кроме танца, нашла психологию, на тот момент она манила меня как нечто неизведанное и непонятное, но сильно увлекающее своим потенциалом. Никого лечить тогда я не собиралась, даже мысли такой не было — увлекало лишь познание и поиск себя.

И вот тогда, во время обучения в Университете им. Шевченка, из книжки Кьелла Рудестама «Групповая психотерапия», я узнала, что есть такое направление, как танцевально-двигательная терапия.
Там было десять страниц описания, пять упражнений…. И все?! Больше ничего!!!. Но я уже точно знала, что это то «что-то», что я бессознательно искала. И я отправилась в путь совершенно одна, вооруженная лишь собственным интересом, поддержкой своих близких, интуитивно выбирая дорогу, иногда отчаиваясь, но не отступая. И я не на миг не переставала доверять танцу.

С чего все начиналось.

Мы с мужем были молодой семьей с двумя маленькими детьми, жили на его зарплату, на съемной квартире, помогали пенсионерам родителям. Ни одного специалиста по танцевальной терапии в Украине, по-прежнему, не было. Денег на обучение заграницей у нас тоже не было, и даже ненадолго оставить детей было не на кого, потому, я могла учиться лишь здесь.

После шести лет декрета, во время которого я носилась на разные, только появляющиеся тренинги и зачатки обучения по гештальт-терапии, в конце 90-х годов, и то, что я умела в танцевальной терапии, да и в психологии вообще, кормить не могло. Я очень боялась навредить своим незнанием кому-то, потому, больше разбиралась со своими вопросами, чем с вопросами других. А в это время надо было зарабатывать деньги, иначе мы бы не выжили.
И для этого, у меня по-прежнему была моя любимая народная хореография, которую я не переставала любить никогда, и обожаю сейчас. К тому же, люди стали приходить в себя после кризиса, и потихоньку возвращался интерес к танцу.


Искристый фламенко.

Так в 2000 году я открыла собственную, первую в Украине, танцевальную школу Фламенко «Duende». Влюбленная в этот танец, я постигала его сложный ритм, обучала, проводила фестивали Фламенко, организовывала концерты своих учеников, привозила известных мастеров, чтобы перенимать их мастерство, ездила учиться в Испанию. За десять лет узнала в этом танце все, что меня привлекало, и когда почувствовала, что реализовала в нем весь свой интерес – в 2010 году закрыла школу.

За время существования школы, я выучила несколько сотен людей, несколько профессиональных танцовщиц, которые сейчас продолжают развивать это направление в Украине. В Киеве есть три успешных школы моих учениц: Ольги Шарапы, Ольги Островерх и Светланы Ткаченко, а Катюша Болтушкина преподает Фламенко для малышей. Майя Еременко, моя ученица, учится в консерватории в Испании на факультете Фламенко. Я всеми ими горжусь невероятно.

Учиться, учиться и учиться…

И все эти десять лет я ни на миг не переставала двигаться к своей цели в танцевальной терапии. Параллельно, по крохам, собирала информацию и потихоньку пробовала себя в этом направлении. Делала все, что меня хоть немного продвигало к своей мечте. Также, много читала книг по психологии, финансовой успешности, посещала тренинги по личностному росту, и пробовала совместить все это в танцевальном классе.
Обучилась телесно-ориентированной и танато-терапии у Баскакова Володи, прошла курс по танцевальной терапии у Саши Гиршона, которые приезжали сюда из Москвы. В течении шести лет, я ездила туда на различные мастер-классы по танцу модерн, танцевальной импровизации, на конференции по танцевальной терапии, которая также, как и у нас, лишь зарождалась в России. Обучалась гештальт-терапии, чтобы разобраться в структуре терапевтического процесса.
Одним словом, информацию собирала по крупицам. Каждый пройденный мастер-класс, тренинг или семинар вдохновлял меня на практическое применение того, что я знаю.

Я — практик. Все, что узнаю, тут же пробую сделать сама. Так я стала вести группы творческого самовыражения, где совмещала свои знания по танцевальной импровизации, телесной терапии, методу Фельденкрайза, Александера и Лабан/Бартениефф движения, гештальт и арт-терапии. Каждое танцевальное или творческое упражнение, я переделывала под терапевтические цели, руководствуясь интуицией и знаниями из самых разных источников. Не было ни малейшей структуры в моем обучении, не было наставников. Приходилось по крупицам собирать информацию, много думать самой, так как спросить, долгое время было просто не у кого. Я была первой в этом направлении, и стояла у истоков зарождения психотерапевтической школы в Украине вообще.

Сегодня, я – автор методики целостного подхода в саморазвитии, которую применяю в работе со своими клиентами и учениками. Базовые методы, в которых работаю — это танцевально-двигательная и телесно-ориентированная терапия. К ним я добавляю знания из других методов, психотерапевтических и соматических, которые более специализированные, — например, работа с психической травмой (EMDR), и лечение расстройства личности (схема-терапия). Всего в моём профессиональном арсенале девять методов для помощи человеку. Все эти методики я интегрирую в целостный подход в психологии и встраиваю в свою авторскую методику таким образом, чтобы работать с человеком на всех уровнях восприятия одновременно: на уровне тела, сознания, и эмоций, а также обязательно связываю всё это с пространством, движением, и творчеством.

Мои наставники

Пространство помогало мне в реализации моей мечты.
Так, в 2002-2005 годах я попала в проект — обучающий курс по танцевальной терапии, который организовал Британский Совет в Киеве. Нас обучала нынешний президент Европейской ассоциации ТДТ, Сьюзан Скартс и ее коллега Сью Картис из Великобритании. В 2006 году — методический курс ТДТ Джудиф Бани из США — легенды ТДТ, пионера направления с 55-летним опытом, и ученицы Мериан Чейз — основателя метода ТДТ. Также мне посчастливилось учиться у таких выдающихся преподавателей, как Сьюзи Тортора (США), Ненси Бирдал (США), Хиллари Брайан (США), Фабиана Чилле (Германия), Радана Суроваткова (Чехия).При их поддержке, с 2007 года действует международный обучающий проект, в который теперь мы, приглашаем ведущих мировых звезд ТДТ из разных стран. Этот проект организован Ассоциацией ТДТ, которую мы основали с коллегами, по моей инициативе, и которую я возглавляю.
Училась методу схема-терапии у Голландских преподавателей  Гуидо Сайберс (Guido Sijbers) & Ремко ван дер Вийнгарт (Remko van der Wijngaart, Нидерланды).
Обучалась работе с психической травмой у австрийских учителей dr. Сильвия Винтерспергер (Sylva Wintersperger) и mag. Эва Мюнкер-Крамер (Eva Munker-Kramer)

Мои наставники:

[WD_GALLERY id=1353]
Спасибо всем моим учителям. Их опыт, и готовность делиться знаниями, были в свое время очень необходимыми мне. Сейчас я сама, щедро делюсь знаниями — отдаю своим студентам, психологам и клиентам.


Те, без кого я не стала бы тем, кем я есть.

Я медленно и постепенно, но очень упорно, шла к своей мечте. И это только благодаря поддержке моего мужа и детей, моей семьи, которые верили в меня безоговорочно, даже тогда, когда я сама иногда не верила в то, что у меня из всего этого получиться. Я смогла пройти этот путь, длинною почти в 25 лет и стать ведущим танцевальным психотерапевтом.
И я очень благодарна своим любимым мальчишкам, маме, сестре за поддержку и сейчас.

Хотите рецепт самореализации? — могу поделиться: Я шла за своим желанием, всецело доверяла танцу и принимала помощь тех, кого я люблю.
Вот и весь секрет.

Я лишь в начале пути.

Все это время, непрерывно, я продолжаю учиться и учу студентов, ежедневно веду клиентские терапевтические и развивающие группы, имею индивидуальную практику и собственный центр.

Моей заветной мечтой является внедрение мировых стандартов качественного обучения танцевальной терапии в нашей стране и внесение этого метода в учебные планы ВУЗов. Для этого и организовано обучение на уровне мировых стандартов.
На сегодняшний день накоплен огромный практический опыт — я делюсь своими секретами мастерства, не отказываюсь от участия в теле и радиопередачах, сотрудничаю с журналами. Все эти годы я охвачена идеей пропаганды танцевально-двигательной терапии, и хочу, чтобы о нем узнали как можно больше людей и смогли стать радостнее, добрее, целостнее. И возможно тогда, эта страна и этот мир, тоже станут лучше и добрее.

Я прошла долгий и непрямой путь, но если спросить себя: «хотела бы я, чтобы он был короче, быстрее?». Не знаю. Знаю только, что не пережидала это время, я живу, ращу детей, развиваюсь, учусь быть успешной и оттачиваю мастерство, постигаю глубины движения и танца, реализую Свою мечту и осуществляю Свои желания и интерес.
За это время я получила огромный опыт и невероятное удовольствие, насладилась десятью годами фееричного испанского танца, занималась любимым делом, прокладывала дорогу для будущих танцевальных терапевтов в Украине, и продолжаю это делать. Мы с мужем вырастили детей и построили свой любимый загородный дом под Киевом.

Каждое слово, каждую фразу, которую я говорю своим клиентам или студентам, я прожила на собственном опыте. Моя жизнь стала танцем. Я получаю удовольствие от каждого дня, и когда еду домой после работы, говорю: «Господи, спасибо тебе, что ты помогаешь мне делать то, что я так люблю и за возможность делиться этими знаниями с другими!».


Приглашаю вас в путешествие в ваш собственный внутренний мир. Если разрешите, я буду вашим проводником — бережным и принимающим. Помогу научиться любить себя и доверять своим желаниям и своему телу.

Любите Себя! Доверяйте своему телу!

Ваша, Светлана Липинская.